Глава 2. Нехватка чудес

Читатели, знакомые с объектно-ориентированным программированием, заметят, что нам захотелось изменить программу дифференцирования так, чтобы она не была обеспокоена накоплением и сохранением мирских богатств.
— vedicprogramming.tumblr.com

10 Мая 2018
Мумбаи, Индия

Я шел домой со станции метро, постоянно сдерживая себя, чтобы не перейти на бег. Да, “домой” — это громко сказано. Я жил в гестхаусе “Хастинапур” недалеко от университета Раджива Ганди. Это было старое пятиэтажное здание, когда-то окрашенное в светло-желтый цвет, но теперь практически черное из-за потеков плесени, которая разрастается в каждый сезон дождей. Вписаться сюда человеку с улицы было невозможно — здесь жили только свои, и если кто-то съезжал, то комнату немедленно занимал его знакомый. Практически тем же путем в это место попал и я.

В “Хастинапуре” жили молодые люди разного рода занятий: студенты, программисты, ребята из техподдержки и мантромайнеры вроде меня. А кроме этого, по четвергам здесь проводились собрания местной ячейки IRA — Индийской ассоциации рационалистов. Рационалисты искали истину при помощи разума с древних времен, но в последнее время само понятие истины несколько изменилось. Небо раскололось, перестали работать вещи и законы, что люди считали незыблемыми, вместо них появились другие. Сама воплощенная мудрость теперь находилась в центре непрекращающегося урагана у подножия горы Кайлас. И вместе с этим изменились и рационалисты. Я же часто участвовал в их собраниях, потому что мне хорошо удавалось говорить и делать вид, что я нахожусь именно там, где должен и верю в то, о чем говорю.

Я начал подниматься по боковой лестнице. Все комнаты в гестхаусе выходили дверями на общий балкон, первая из них была открыта и в ней я увидел стройную девушку с дредами и тоннелями, густо покрытую татуировками по всему телу, включая лицо. Это была Саная, наш бессменный лидер и двоюродная сестра Анны. Саная как раз объясняла что-то одному из неофитов и заметила меня.

— О, Петр, хорошо что ты успел, мы сейчас начинаем. Думала ты опоздаешь.
— Да, на работе кое-что произошло, — слегка приуменьшил я. — И метро задержали около аэропорта по тантрическим причинам, но всего на пять минут.
— Ладно, поднимайся, я сейчас подойду.

Я продолжил подъем и наткнулся на Анну, любовь моей жизни и партнера по ведическим морским каламбурам. Мы обменялись телепатическими эмоциями без особого смыслового значения и вместе поднялись на пятый этаж.

На последнем этаже здания раньше был ресторан, сейчас же он служил кают-компанией для хастинапурцев и актовым залом для собраний IRA. Обычно днем там было невозможно находиться из-за жары, но вечером начинался ветерок с моря и становилось вполне терпимо. Окна уже были обработаны заглушающей Мантрой, чтобы снаружи нельзя было разобрать о чем мы говорим. Анна уселась с книжкой у задней стены и стала делать вид, что читает, а на самом деле посылала мне сплетнические комментарии о присутствующих. Я встал у барной стойки, которая служила нам чем-то вроде трибуны и стал ждать Санаю. Та не заставила себя долго ждать. Улыбнувшись присутствующим, она зашла за стойку-трибуну и начала собрание.

По традиции оно начиналось цитатой из “Бхагавад-гиты”: отличный выбор, когда нужно побудить кого-то к активным действиям, причем уточнить, к каким именно, можно и потом.

— Если у тебя есть долг перед окружающими, — прочитала она, — не сомневайся, как поступить — исполняй свой долг. Для воина нет более достойного занятия, чем сражаться за справедливость. Немногим воинам выпадает удача участвовать в таком сражении, как нынешнее, ибо это прямой путь в рай.

После этих слов я поймал тоскливый взгляд гандхарва Хорнока. Он всегда грустнел в своем углу, когда при нем упоминали рай.

— Если откажешься сражаться за справедливость, — продолжила Саная, — ты пренебрежешь нравственным долгом и опозоришь себя. Кто пренебрегает долгом, совершает грех.

Люди будут поносить твое имя до конца времен, а для героя позор хуже смерти.

Великие воины, которые некогда превозносили тебя, будут смеяться над тобой и называть трусом, бежавшим с поля боя.

Враги будут презирать тебя и называть унизительными именами. Что может быть обиднее?

О Арджуна, если тебя убьют, ты попадешь на небеса, если сам повергнешь врага, будешь наслаждаться на Земле. В обоих случаях тебя ждет награда. Встань и сражайся!

Между радостью и горем, приобретением и потерей, победой и поражением нет разницы. Сражайся, и грех не коснется тебя.

Я рассказал тебе о сознании и описал его свойства. Теперь Я расскажу о служении Истине и о том, как с помощью разума избавиться от бремени своих поступков.

Затем Саная перешла к последним новостям. Ячейка IRA в Хайдарабаде проводила мирное собрание, совсем как мы, сказала она, но кто-то навел на них UNCHANT. Вероятнее всего это бы закончилось примерно как мое происшествие на работе сегодня — штрафы, в крайнем случае краткий суд, испытательные сроки. Но не в этот раз, потому что кто-то произнес Мантру Ваю. Кто-то из собравшихся? Да, скорее всего, и его, наверное, даже можно понять — вылетает дверь, врываются анчантовцы в черных масках и начинают целиться в людей из автоматов. В общем, к тому времени, как ураган стих, погибло пятеро участников собрания и двое агентов.

И главное, — продолжила она, — правительство даже не извинится. Они все это повесят на IRA. Так что будьте готовы. А теперь я передаю слово брату Петру, который прокомментирует произошедшее и расскажет что нужно делать чтобы подобное не повторилось (не то чтобы я могла вам это обещать).

Я сменил Санаю за стойкой бара и обратился к собранию.

— Всем привет, — сказал я. — Я брат Петр. Прежде всего хочу успокоить вас, что вероятность того, что произошло, можно сильно снизить, если вести себя осторожно и следовать некоторым простым правилам.

Про себя же я подумал следующее:

(Всем привет, меня зовут Петр Шуньята, но полное имя я вам не говорю. Не то чтобы я думал, что это что-то меняет. Вы все знаете где я живу и как я выгляжу, если UNCHANT нами заинтересуется, то нам конец в любом случае. Но, наверное, вам так будет спокойнее).

Я продолжил вслух.

— Мы знаем, что агенты UNCHANT, имеющие особые татуировки над ушами, могут засечь произнесение определенных Мантр. Но как бы им ни хотелось, чтобы было иначе, Мантры произносятся достаточно часто, а у них нет миллиона лишних агентов, чтобы за этим следить и миллиона лишних тюремных камер для нарушителей. Поэтому только если относительно много человек одновременно и в одном месте произносят достаточно новую Мантру, а им в это время нечего делать, то они приедут с проверкой. Думаю, именно это произошло в Хайдарабаде.

(На самом деле мы ни черта не знаем как именно UNCHANT отслеживает нарушителей. И вряд ли в хайдарабадской ячейке люди настолько беспечны. Что-то еще пошло не так и мы все в опасности).

— Так что если вы — идиот и хотите, чтобы вас поймали, то нужно делать следующее: произносить Мантру у себя дома; делать это несколько раз подряд; использовать только что открытые Мантры, которых у вас в принципе быть не может.

(Сам я делал и первое, и второе, чтобы узнать работает ли Мантра во второй раз точно так же как первый, и конечно же третье)

— И наконец, — продолжил я, — UNCHANT, какие бы слухи о нем ни ходили, является правительственной организацией и вынужден оставаться в рамках закона. Вас могут оштрафовать, судить, даже использовать на вас Амнезия-мантру, но это не повод произносить Мантру Ваю и устраивать бойню.

(И наконец, если вам не повезло и UNCHANT посчитал, что дело тянет больше, чем на штраф, то они отвезут вас в свои застенки, а что там происходит — мы не знаем, потому что никто еще не возвращался. Но насчет пыток я почти уверен, иначе как бы они вышли на хайдарабадцев).

— А теперь, — сказал я, — начнем практическое занятие.

Пятьдесят лет назад Аполлон-8 расколол небесный свод и мантры начали реально работать. Люди стали открывать новые Мантры, а далее корпорации начали их патентовать и требовать денег с каждого, кто их использует. Лет через десять после этого патенты окончательно узаконили и ООН учредила UNCHANT — United Nations Committee on Hinduism Applied New Technology — Комитет ООН по передовым прикладным технологиям индуизма, чтобы в том числе следить за соблюдением этого закона.

И еще лет через десять люди начали интересоваться — а почему, собственно, они себе это позволяют? Какое отношение имеют мантры, то есть обращение к божествам, к человеческой жажде обогащения? И сильнее всего, как ни странно, это задело не религиозных людей, которые к обогащению своих лидеров уже, в общем-то, привыкли, а тех, кто раньше религию всерьез не воспринимал. Осиротевшие атеисты, агностики, рационалисты превратились в новую субкультуру и у них теперь был новый враг в лице крупных майнинговых корпораций. И я, потерявший из-за тех же корпораций свое будущее и вынужденный работать на них же за минимальную зарплату, прекрасно их понимал.

В общем, наш план действий такой: мы стараемся любыми способами узнать как можно больше защищенных Мантр и передать их как можно большему количеству людей.

— Сегодня, — обратился я к собранию, — мы изучим нечто особенное:
Митана-мантру. Поднимите руки те, кто что-нибудь о ней слышал.

Руку никто не поднял.

— Да, она совсем новая, ее нашли всего пять недель назад в центре майнинга в Бангалоре, испытательный барабан попал в нашу местную ячейку и они смогли получить оригинальный текст. Что она делает? Телепортирует вас в другое место. По нашим данным, при ее испытании человек из центра исследования Мантр Бангалора мгновенно попал в центр исследований в Ахмедабаде, то есть радиус действия довольно большой. Может показаться, что для ситуации, когда к вам на собрание приходит UNCHANT, лучше не придумаешь. Но оказалось, что есть подвох.

Во-первых, место назначения не поддается контролю, вы никогда не знаете куда она вас переместит. Можно подумать, что в случае с UNCHANT любое место сойдет, но после телепортации вы оказываетесь в ситуации, качественно идентичной той, из которой переместились. Как я уже говорил, при испытании человек исчез из центра исследования в Бангалоре и появился в точно такой же ситуации — испытании Мантр в таком же центре, но в Ахмедабаде.

Еще я говорил с главой ячейки из Пуны. Ей случилось как-то вечером идти домой через плохой район и она наткнулась на группу гопников. После прочтения Митана-мантры она телепортировалась сюда, в Мумбаи, но в такой же точно плохой район и оказалась перед точно такой же группой гопников.

В общем, для экстренных ситуаций эта мантра подходит плохо. Но вполне возможно, что ей найдется другое отличное применение. Вопросы есть?

Вопросов не было.

— Хочу еще раз напомнить: произносить эту мантру очень плохая идея еще и потому, что она совсем новая и реагировать на нее UNCHANT будет мгновенно. А теперь давайте споем.

Священные тексты в Индии начали записывать только в Средние века, а до этого они передавались устно, и до сих пор по традиции шраута все тексты Вед каждым брахманом заучиваются наизусть. При этом каждый гимн или мантра произносятся со строго определенной интонацией, что способствует запоминанию. Это не совсем пение как таковое — скорее декламация — chant, и именно это слово я использовал.

Собрания мы проводим на английском: этот язык и раньше был lingua franca в Индии, а уж после войны с Раваной, когда здесь появились миллионы беженцев из Азии и России (в том числе мои родители и родители Анны) он стал единственным, на котором весь этот Вавилон мог общаться. Наша с Анной вербальная телепатия работает в основном на русском, но мы тоже иногда переходим на английский: кроме прочего, он гораздо лучше подходит для морских каламбуров.

В комнате было двадцать пять человек и один гандхарв. Хорнок всегда пел с нами, а из людей семеро пришли просто за компанию, ради интереса или подкрепиться закусками. Так что когда я запел, восемнадцать человек и гандхарв повторяли за мной.

— Va-pa-da-pa vada vāgvādinī! — пропел я.

— Va-pa-da-pa vada vāgvādinī! — повторили девятнадцать голосов.

— Sarasvatī aiṃ hrīṃ śrīṃ klīṃ!

— Sarasvatī aiṃ hrīṃ śrīṃ klīṃ!

[Давай уже заканчивай, я хочу услышать про императора мира. А поужинаем потом. Shrimp Krishna!]

[Подожди, дай сосредоточиться. Э-э-э… Сом Намах Шивайя!]

[Не пойдет, это не морская рыба.]

[Ой, да ну тебя. Так, на чем я остановился?]

— Va-pa-da-pa vada vāgvādinī Sarasvatī aiṃ hrīṃ śrīṃ klīṃ!

— Va-pa-da-pa vada vāgvādinī Sarasvatī aiṃ hrīṃ śrīṃ klīṃ!

— Parāpare tripure sarvamīpsitaṃ!

— Parāpare tripure sarvamīpsitaṃ!

— Sādhaya svā-pa-hā-pa!

— Sādhaya svā-pa-hā-pa!

— Va-pa-da-pa vada vāgvādinī Sarasvatī aiṃ hrīṃ śrīṃ klīṃ parāpare tripure sarvamīpsitaṃ sādhaya svā-pa-hā-pa! — пропел я всю Мантру полностью.

— Va-pa-da-pa vada vāgvādinī Sarasvatī aiṃ hrīṃ śrīṃ klīṃ parāpare tripure sarvamīpsitaṃ sādhaya svā-pa-hā-pa! — повторили собравшиеся.

Это и была Митана-мантра, но она не должна была начинаться с “Вападапа” и заканчивалась не на “свапахапа”. Мантра работает только в том случае, если произнести ее полностью, от начала до конца, не меняя ни одного слога. Если слегка изменить несколько слогов, то ее можно безопасно произносить и заучивать. И в Индии почти каждый знает этот “секретный язык” — гупт-бхааша, в котором добавляется “па” или “ра” между каждыми двумя слогами и быстрая речь становится непонятной для неподготовленного слушателя. Таким образом мы и изменяли первое и последнее слово мантры.

Корпорации и UNCHANT подгребают под себя все больше Мантр, но так легко им это с рук не сойдет. Грядет революция, и мы будем к ней готовы. А пока что каждый четверг мы собираемся здесь, в “Хастинапуре” и поем Скрытые Мантры на гупт-бхааше.

3 thoughts on “Глава 2. Нехватка чудес

    1. Ничего себе. Хотел бы я сказать, что это намеренно, но нет. Все-таки ЭНСССНБ.

  1. Очень интересное произведение! Спасибо переводчику (переводчикам?), жду продолжения)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.